aif.ru counter
382

Аварийные дома. Как пензенцев расселяют против воли

На протяжении последних полутора лет все внимание пензенской общественности было приковано к эпопее вокруг разрушающегося дома на Ударной, 35 (которую, похоже, скоро заменит эпопея с Кулибина, 10).

Точку в этой истории способен поставить только суд.
Точку в этой истории способен поставить только суд. © / Николай Козин / АиФ

С 2016 года в городе зреет еще один скандал, связанный с аварийным жильем. И в отличие от Ударной, 35, история там еще более странная и неприятная.

Ошибка на ошибке

Дом по улице Фрунзе, 10, был построен в 1934 году как общежитие для сотрудников ЗИФа. Люди говорят, что, несмотря на солидный возраст, в нем еще жить да жить - строили на совесть, не то что сейчас.

Тем не менее, в марте 2016 года жильцам Фрунзе, 10 пришли уведомления, в которых говорилось, что их дом включен в перечень аварийных. В течение месяца людям предписывалось самостоятельно снести его или отремонтировать.

Встревоженные жильцы обратились в городской департамент ЖКХ. Тут-то и возникли первые странности. Выяснилось, что дом был признан аварийным на основании заключения межведомственной комиссии, датированного ни много ни мало 2008 годом. Само заключение тоже показалось людям, мягко говоря, странным: в нем отсутствовали несколько подписей и печатей, эксперты и собственники жилых помещений не приглашались, оценка результатов не проводилась, а среди признаков, на основании которых дом был признан непригодным для проживания, значились «отставание и выгорание обоев» и «стирание досок в ходовых местах». Более того - как выяснилось в дальнейшем, председатель комиссии Николай Тихомиров, обозначенный в заключении как «первый заместитель главы администрации Пензы», в 2008 году эту должность не занимал.

«Альтернативы нам предложили две - переезд в Зарю, на самую окраину города, или выкуп квартир по кадастровой стоимости, - рассказывает одна из жильцов Татьяна Антипова. - Большая часть людей - те, у кого были комнаты на общих кухнях - согласились переехать. Ну а у нас-то, у тех, кто остался, не комнаты, а квартиры. И квартиры хорошие - три метра потолки, толстые кирпичные стены. Ничего у нас нигде не разрушается, никаких трещин нет, полы не гнилые. Жить да жить! Почему мы должны менять все это на коробки где-то в чистом поле?»

То ли было, то ли нет

С компенсацией тоже не сложилось: суммы, которые за квартиры назначил приглашенный оценщик, никого из жильцов не устроили.

«Как проводилась оценка, непонятно, - жалуется наша собеседница. - К нам никто не приходил, квартиры не осматривали. Там в заключении есть просто вопиющие ошибки - дом у нас трехэтажный кирпичный, а, например, моей соседке написали, что она живет в одноэтажном деревянном».

В конце концов, в доме остался всего один жилой подъезд - четыре квартиры. Когда стало ясно, что добром люди не съедут, на них подали в суд. Во время разбирательства неожиданно всплыл еще один акт межведомственной комиссии, на этот раз 2009 года. Текстовая часть - вся та же самая, отличаются только состав комиссии, имя председателя, да подчищены некоторые шероховатости.

Чтобы проверить подлинность документов, жильцы обратились в прокуратуру. Там заявление переадресовали полиции. 18 февраля этого года полиция вынесла заключение о том, что акты межведомственных комиссий от 2008 и 2009 года действительно являются поддельными, поскольку работа комиссии была проведена с грубыми нарушениями. Оценка степени износа дома в 72 % объективно не подтверждена. Однако из всего вышесказанного следует парадоксальный вывод: в возбуждении уголовного дела по факту использования подложных документов… отказать за отсутствием события преступления. То есть, оно как бы было, но в то же время его как бы и не было.

Шансы невелики

Эта мутная история длится до сих пор. Суммы компенсаций в ходе судебных разбирательств подросли, но незначительно - эквивалентное жилье на них по-прежнему не купишь. Тем не менее, люди постепенно сдают позиции - кто-то устал от бесконечной нервотрепки, кому-то просто не оставили другого выхода.

Между тем, по словам начальника управления ЖКХ города Пенза Андрея Гришина, дело вокруг злополучного дома наверняка обстоит не так однозначно.

Программа переселения завершена. Остались только те помещения, решение по которым будет приниматься по решению суда. По дому на Фрунзе, 10, сложилась именно такая ситуация, - подчеркнул Андрей Васильевич в беседе с корреспондентом «АиФ». - Если жители не согласны с заключением межведомственной комиссии, то они могут оспорить решение в суде. Такие случаи имели место в ходе реализации программы.

С другой стороны, как отмечает наш собеседник, ситуация на самом деле сложилась непростая, поэтому делать какие-то однозначные выводы при имеющемся у нас объеме информации нельзя. Точку в этой истории способен поставить только суд.

Чтобы окончательно разобраться в ситуации и расставить все точки над I, мы направили официальные запросы в администрацию Пензы и департамент ЖКХ. На момент верстки номера ответы на них в редакцию не поступили.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Правда ли, что упростили правила въезда в Заречный?
  2. Сколько праздничных выходных будет в 2020 году?
  3. Кому и насколько повысят пенсии с 1 августа 2019 года?
  4. Как в Пензе можно задать вопрос чиновникам через соцсети?
  5. Нужно ли сдавать экзамены для поступления в колледж после 9 класса?