0 88

Обратная сторона госзакупок. В Пензе растет беловоротничковая преступность

Оказывается, «белыми воротничками» называют не только банкиров и офисных работников, но и не лишенных интеллекта преступников, «шагнувших» в зал суда прямо из своих фешенебельных кабинетов. Про таких говорят: «Не выдержал проверку должностью».

Далеко не все могут пройти испытание должностью.
Далеко не все могут пройти испытание должностью. © / Следственный комитет России

Нынешняя весна преподнесла сюрприз: в нашем регионе одно за другим вдруг стали возбуждаться уголовные дела, связанные с госзакупками. Под статьи угодили руководители нескольких медицинских организаций, чего в таких количествах раньше не наблюдалось. Среди них - главврач областного клинического центра крови Татьяна Крылова, которой инкриминируется превышение должностных полномочий, связанное с печально известным модулем крови. Но почему правоохранительные органы обратили внимание на эту ситуацию только сейчас? Ведь о том, что модуль превратился в главный медицинский долгострой журналисты и общественники говорили еще три года назад.

Хотели как лучше…

Для тех, кто не следит за ситуаций, напомним: действующий сейчас центр крови уже больше десяти лет ютится в здании бывшего детсада. Количество желающих стать донорами постоянно увеличивается, что, разумеется, не может не радовать. Но есть у этой «медали» и другая сторона - рост желающих поделиться своей кровью создает серьезную проблему: здание центра не приспособлено к такому наплыву доноров, в его узких коридорах образуются очереди, люди высказывают недовольство. Для того, чтобы решить эту многолетнюю проблему на федеральном уровне было принято решение выделить деньги на строительство современного модуля крови. Этот высокотехнологичный медицинский комплекс должен был усовершенствовать процесс заготовки крови и ее хранения, а также создать комфортные условия для доноров и персонала. На его строительство из федерального бюджета было выделено более 145 миллионов рублей. Казалось бы, до решения проблемы - рукой подать. Но...

По документации, модуль крови - это «медицинское изделие, изготавливаемое по техническим условиям», а «не объект капитального строительства». Он собирается как конструктор всего за 75 дней. Кстати говоря, это не пензенское ноу-хау. Подобные модули функционируют в нескольких российских регионах, поэтому, как говорится, ничто не предвещало криминальной развязки.

Поставщик модуля - ульяновская компания «Проект Инжиниринг Девелопмент» - доставила его в Пензу, где он был успешно собран. Но вскоре выяснилось, что у поставщика отсутствует регистрационное удостоверение, без которого ввод модуля в эксплуатацию невозможен. Ситуация получила огласку за пределами нашего региона и в 2015 году даже обсуждалась на антикоррупционном форуме в Самаре.

Статистика
В 2014 году было возбуждено одно уголовное дело, касающееся госконтрактов, в 2015-м и 2016-м - по два дела, в 2017-м - 5, а в этом году уже 11 уголовных дел.

... получилось как всегда

«Прежде, чем подписывать акт выполненных работ, должностное лицо обязано убедиться в наличии всех необходимых документов, позволяющих дальнейшую эксплуатацию медицинского изделия, и только после этого перечислять деньги, - объясняет и.о. руководителя регионального Следственного комитета Владимир Фомин. - В случае с пензенским модулем крови все произошло наоборот. В результате 145 миллионов отправились на счет частной компании, а модуль до сих пор не работает. Да, Татьяна Крылова предпринимала определенные действия для того, чтобы вернуть эти деньги. Но, во-первых, до настоящего времени ей это не удалось, а во-вторых, совершаемые ею действия не исключают наступление уголовной ответственности».

Регистрационное удостоверение выдает Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения. Ульяновский предприниматель несколько раз обращался в это ведомство, но ему было отказано. «Видимо, на то есть причины, - допускает Владимир Владимирович. - Мы хотим выяснить еще один вопрос - не завышена ли стоимость модуля крови. Ответ на него даст строительно-техническая экспертиза, которая уже назначена следствием».

Поговорка не работает

«Тем не менее, нельзя сказать, что в нашем регионе с госконтрактами совсем все плохо, - считает Владимир Фомин. - Нельзя сказать, что все должностные лица вдруг в одночасье стали преступниками или просто передумали ответственно подходить к своим профессиональным обязанностям. Количество уголовных дел, действительно, растет, но это связано со спецификой выявляемости таких преступлений: многое зависит от того, когда орган дознания получил информацию и отработал ее. Поэтому несколько последних дел возбуждены по фактам, имевшим место несколько лет назад.

Кстати, некоторые наивно полагают, что если после преступления прошло два-три года, то можно расслабиться: мол, раз до сих пор не узнали, то и дальше не узнают. Спешу огорчить: поговорка «Не пойман - не вор» в данном случае не работает. Мы можем начать следствие, даже если истекли сроки давности. Дело в том, что заявить ходатайство о прекращении уголовного преследования по этой причине может только сам преступник, признавший свою вину. В начале следствия виновным себя, как правило, никто не признает, поэтому дело расследуется в обычном порядке. А там уж как решит суд».

​Кстати
Российские компании стали чаще сталкиваться с экономическими преступлениями. К такому выводу пришли социологи компании PricewaterhouseCoopers (PwC), проводившие опрос на тему «Противодействие мошенничеству». В исследовании участвовало 54 страны. Россия вошла в топ-5 стран, где компании часто сталкиваются с экономическими преступлениями. Причем, таких преступлений год от года становится все больше. Первое место в этом преступном рейтинге занимает незаконное присвоение активов (53%). Второе - взяточничество (41%). Ну а «почетное» третье место досталось мошенничеству при закупках товаров и услуг (35%).

В этом году региональный СК возбудил 11 уголовных дел, связанных с госконтрактами. Их фигуранты, в большинстве своем, должностные лица - так называемая беловоротничковая преступность. Все они несут обязательства по контролю за поставками и контрактами. Но случаются и другие ситуации. Недавно, например,  было выявлено преступление, связанное с продажей акций Зареченского комбината детского питания.

«Решив купить это предприятие, предприниматель нашел двух товарищей, которым поручил поучаствовать в аукционе и выиграть контракт. Они не придумали ничего лучше, как подкупить одного из участников аукциона, чтобы тот «сошел» с дистанции. Результат - реальные сроки заключения и штраф в миллион рублей.

В прошлом году расследовалось уголовное дело, возбужденное в отношении главы Спасска. Предприниматель, ремонтировавший по контракту дороги, попросил чиновника отстаивать его интересы перед правительством области. Не бесплатно, разумеется, а за 100 тысяч рублей. За получение этой взятки глава Спасска был осужден.

В настоящее время в стадии расследования находится несколько дел, возбужденных в отношении сотрудников  полиции. Они тоже связаны с выполнением госконтрактов».

В 2016 году начальник отдела капитального строительства и ремонта УФСИН России по Пензенской области подготовил документы для заключения фиктивного контракта с тремя компаниями, которые, якобы, должны были отремонтировать несколько помещений ФСИН. Стоимость контракта составляла 230 тысяч рублей.

«На самом же деле помещения ремонтировались его знакомым, по совместительству - заведующим магазином. Ремонт обошелся в 153 тысячи, оставшиеся 76 тысяч друзья положили себе в карманы», - резюмировал наш собеседник.

Вот такие преступления совершаются в нашем регионе. Впрочем, скорее всего, это лишь вершина айсберга. Закон о госзакупках не идеален и как его усовершенствовать не знают даже сами законодатели.

Компетентно

Глава регионального исполкома ОНФ Сергей Мельников:

- Госзакупки периодически становятся предметом наших проверок. Например, о ситуации с модулем крови мы сообщили правоохранительным органам три года назад. Тогда же наши активисты в рамках проекта «За честные закупки» проанализировали информацию о приобретении дорогостоящего медоборудования.

Согласно госконтрактам, к моменту проверки должно было заработать более 20 единиц оборудования, стоимость которого превышала 600 млн руб. Однако оказалось, что по трем контрактам были нарушены сроки ввода в эксплуатацию, не были установлены магнитно-резонансный томограф (57 млн руб.), модуль медицинский климатизированный для оперблока на две операционные (39 млн руб.), ускорительный комплекс (202, 95 млн руб.). Срок неисполнения контрактов превысил 50 дней.

Как видите, годы идут, а ситуация в сфере госзакупок кардинально не меняется.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Сколько праздничных выходных будет в 2019 году?
  2. Много ли людей пропадает в Пензе?
  3. Какие районы области наиболее неблагоприятны в плане бешенства животных?
  4. Правда ли, что к лику святых причислили кого-то из пензенцев?
  5. Сколько родительских суббот у православных в 2018 году?
  6. Какое наказание предусмотрено за нарушение тишины в ночное время?