aif.ru counter
106

Сложные судьбы генералитета. Как историк из Пензы издал уникальную книгу

Автор трехтомника «Генералитет Красной Армии» полон сил и планов. Если найдутся спонсоры, он готов дополнить издание фотографиями и расширить материал, усилив его новыми биографическими данными.

Кто-то из мудрых сказал, что мир держится на альтруистах. Мол, если бы ни их бескорыстие, не было бы многих важных вещей. Вот и пенсионер, бывший преподаватель кафедры отечественной истории пензенского пединститута, кандидат исторических наук Анатолий Булкин в очередной раз подтвердил эту истину.

В жернова мог угодить каждый

Недавно вышло в свет издание, составленное Анатолием Васильевичем – военно-биографический трехтомник «Генералитет Красной Армии». В этих книгах нет ни одной фотографии, хотя у автора довольно много редких снимков, которые могли бы повысить их уникальность. Фотоматериалы могли значительно увеличить их стоимость, а для автора это непозволительная роскошь - он и так потратил на выпуск книг почти все свои пенсионные сбережения.

Еще в юности Анатолий Васильевич стал собирать материал о репрессированных военноначальниках. Первые открытые сведения о них стали появляться после XX съезда КПСС. Выходили статьи в журналах, издавались книги. Молодой историк систематизировал этот материал. Потом, после окончания педагогического института, ему довелось поработать в партархиве, где он сумел увеличить собранную им базу данных, которая к этому времени уже была довольно солидной. Постепенно Булкину удалось собрать сведения о тысяче советских военноначальниках, уничтоженных перед самой Великой Отечественной войной. Но в тяжелые довоенные времена угодить в жернова системы мог любой. Поэтому Анатолий Васильевич решил расширить свои изыскания и собрать материал обо всей верхушке советского генералитета. В трехтомнике содержатся сведения о 3552 военноначальниках довоенного и военного времени. Около тысячи из них подверглись репрессиям.

«Перед началом Великой Отечественной войны в СССР было 13 военных округов. Так вот, в марте 1937 года из 13 командующих этими округами 12 были расстреляны, - констатирует пензенский историк. - Не тронули только Шапошникова, который командовал Ленинградским военным округом.

Из 13 заместителей командующих в живых остался только один – Городовиков, служивший в Среднеазиатском округе. Было репрессировано 12 замполитов и 12 начальников штабов. Я уже не говорю о том, что своих главкомов лишились артиллеристы, моряки, танкисты, инженеры, связисты и даже военная ветеринарная служба».

Политические жернова уничтожили почти всю верхушку командного состава. До сих пор нет точного ответа на вопрос, для чего это было сделано. Историки и политологи выдвигают несколько версий, но какая из них верная – остается только догадываться.

«Многие документы по-прежнему засекречены. Если бы к ним был доступ, мы бы наверняка уже знали ответ на этот вопрос», - объясняет ситуацию историк.

Трудности не останавливали

Чтобы выпустить трехтомник в свет, пензенскому историку пришлось провести в московских архивах восемь месяцев.

«Сложнее было попасть в Центральный архив Министерства обороны РФ, который находится в Подольске.  Когда я туда приехал, имея на руках пачку листов с фамилиями генералов, дела которых хотел посмотреть, на меня взглянули как на не совсем адекватного человека, - рассказывает Анатолий Васильевич. - «Одно-два дела, говорят, мы вам дадим, но не несколько же сотен! Берите разрешение в отделе кадров Министерства обороны». Пришлось обратиться туда и запросить разрешение на просмотр учетно-послужных карт офицеров Красной армии, а не их личные дела. Потому что в Центральном архиве с личными делами можно знакомиться только три дня в неделю, просматривая за один день только пять дел. Если бы я пошел по этому пути, то мне пришлось бы провести в архиве несколько лет. А с учетными карточками можно работать каждый день, просматривая любое их количество. Иногда мне удавалось ознакомиться с 60-ю карточками».

Поскольку фотографировать документы в архиве запрещается, содержащуюся в карточках информацию пенсионеру приходилось переписывать вручную. Но это не самое трудное. Гораздо сложнее дело обстояло с дорогой. Анатолию Васильевичу приходилось вставать в пять утра, поскольку квартиру он снимал в Москве, полтора часа добираться на метро до Царицыно, потом 20 минут ехать на электричке до Подольска, а там на троллейбусе «рукой подать» до архива. И так несколько месяцев. А лет пензенскому историку было немало – 71.

«Кроме усталости был еще и энтузиазм, поэтому трудности не останавливали, - улыбается наш собеседник. – Наоборот, доступ к документам подстегивал интерес».

Нашим тоже досталось

Благодаря этому интересу, историку удалось собрать информацию и о наших земляках – 44 высокопоставленных военных того времени. Их биографии тоже вошли в трехтомник.

Один из них – уроженец Пензы, дворянин Николай Павлович Ермолин. Он стал офицером еще до революции, окончил академию генштаба, участвовал в Первой мировой войне, а в 1918 году добровольно перешел на сторону Красной Армии. Работал при штабе Петроградского укрепрайона, а потом был начальником штаба пятой армии, которой командовал Михаил Тухачевский, в свое время учившийся в пензенской гимназии. В сентябре 1935 года Николаю Ермолину присвоили только что введенное звание «комбриг», а через три года приговорили к восьми годам трудовых работ. Он умер в заключении и был реабилитирован посмертно.

Не легко складывалась судьба и у еще одного нашего земляка - бригинтенданта Григория Васильевича Александрова. Он был осужден, но перед войной реабилитирован, дослужился до знания генерал-майора интендантской службы, возглавлял управление военных конных заводов. А лошади во время войны играли огромную роль: большая часть артиллерии была на конной тяге, не говоря о всевозможных обозах. Так что Александров многое сделал для фронта.

А вот Николаю Петровичу Анисимову, можно сказать, повезло: в отличие от других своих земляков, он репрессиям не подвергался. Может быть, потому что родом из рабочих. Николай Петрович дослужился до генерал-полковника и после войны занимал очень серьезную должность - был замначальника тыла вооруженных сил СССР.

Что касается женщин, то их среди генералитета того времени не было. «Но две дамы служили в органах госбезопасности, - рассказывает наш собеседник. – Одна была секретарем у Михаила Фриновского – тоже, кстати, нашего земляка из Наровчата. Он был первым заместителем у генерального секретаря Госбезопасности СССР Николая Ежова. Прославился совсем не благими делами: обладая не дюжей силой, часто сам выбивал показания из арестованных и фальсифицировал дела, за что был удостоен наград».

Но в созданной Сталиным системе, винтиками были все, не взирая на ранги и заслуги перед начальством. В 1939 году Фриновского арестовали. Через шесть дней в тюрьму кинули его жену Нину Фриновскую, аспирантку института истории АН СССР, и сына Олега - десятиклассника московской спецшколы. Парню вменили участие в контрреволюционной молодежной группе и подготовку покушения на Сталина. Школьник был расстрелян. Такая же участь постигла и его мать, которую обвинили в сокрытии преступной контрреволюционной деятельности и поставили к стенке. И только на следующий день дело дошло до главы семейства. Фриновского приговорили к смертной казни и расстреляли. Тела супругов и их сына кремировали. Но это уже другая история, не имеющая отношения к трехтомнику Анатолия Булкина.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Как защититься от тополиного пуха?
  2. Когда отмечается Троица в 2019 году?
  3. На какие дни выпадают родительские субботы в 2019 году?
  4. Куда звонить в экстренных случаях в Пензе?