aif.ru counter
0 208

Забытый «чернобыльский» след. Почему пензенцы все чаще болеют онкологией

Считается, что онкологические заболевания связаны с не только с образом жизни, но и экологией.

В Пензенской области растет онкозаболеваемость. Этот факт подтверждает региональная и федеральная статистика. Поэтому оспаривать ситуацию бессмысленно, нужно искать причины.

Ненужная правда

В 2018 году заболеваемость злокачественными новообразованиями увеличилась на 7,7% с 489,2 в 2015 году до 527,1 в 2017 году на 100 тысяч населения. Это так называемая «грубая» статистика, показывающая частоту заболевания. Она высчитывается просто: общее количество выявленных случаев делится на численность населения и умножается на 100 тысяч.

В общей сложности же за три года пензенские медики зафиксировали 20 тыс. 634 новых случаев онкологии, из которых больше 8 тысяч приходится на жителей областного центра.

На недавнем заседании Совета Федерации главврач пензенского областного онкологического диспансера (бывший глава города Пензы) Валерий Савельев озвучил настораживающий факт: «Если поликлиника, которая была построена в 1992 году, была рассчитана на 480 посещений, то сейчас количество посещений в смену превышает 750–780».

Схожая ситуация наблюдается и в стационаре. Например, в отделении химиотерапии, рассчитанном на 60 пациентов, иногда находится больше 80 человек. Валерий Савельев считает, что назрела необходимость в строительстве лабораторно-диагностического корпуса пензенского онкодиспансера. Ситуацию усугубляет «чернобыльский след», который изрядно подпортил экологическую обстановку.

«Наша область попала в зону ликвидации последствий чернобыльской аварии и это тоже повлияло на увеличение онкологических заболеваний», — пояснил Савельев.

Нужно отдать должное главврачу: мало кто из его коллег (будь то медики или чиновники) открыто связывали неблагоприятную онкологическую обстановку с экологией, а точнее – с «чернобыльским следом». Об этом предпочитали молчать, объясняя увеличение заболеваемости ранней диагностикой новообразований. Конечно, доля правды в этом есть: онкологию на ранних стадиях стали «ловить» гораздо чаще, чем раньше. Но и экологическую составляющую отбрасывать нельзя.

Готовя этот материал, мы попытались получить исчерпывающую информацию о состоянии окружающей среды. Не получилось. Оказалось, что все контролирующие ведомства контролируют только ту территорию, которая входит в зону их ответственности. Если ведомство федеральное, то и территория федеральная. Если региональное, значит, и территория такая же. Роспотребнадзор выполняет исследования, если есть соответствующие заявления граждан. МЧС – если появляется угроза возникновения ЧС. Словом, каждое ведомство что-то мониторит, и из этого «чего-то» потом пытаются сложить одну общую картину. Обычно она получается вполне оптимистичной: с экологией у нас все в порядке, разве что автомобили «портят воздух» своими выхлопными газами, содержащими, кстати, тяжелые металлы. Ну, еще иногда вспоминают мусорные свалки, которые то горят, когда от них этого никто не ждет, то «переползают» с берегов водоемов в воду. Вот, пожалуй, и все экологические беды нашего региона (по официальной версии, разумеется).

«Запятнанный» город

Между тем, наши постоянные читатели наверняка помнят эксперимент, который год назад провели журналисты «АиФ – Пенза». Тогда мы решили проверить город на радиацию. Взяли в разных районах города пробы почвы и поместили их в гибкие негерметичные контейнеры (пластиковые стаканчики). Набралось восемь стаканчиков с землей из Арбековского леса, Ахун, с территории железнодорожного вокзала, с улицы Московской (неподалеку от фонтанной площади), набережной около Ростка, Терновки, Западной Поляны и из Заводского района.

Эти пробы мы переправили в педагогический институт на кафедру общей физики, специалисты которой любезно согласились помочь нам в наших экологических изысканиях. Почву проанализировали на гамма-спектрометре. Этот прибор, если говорить простым языком, преобразует гамма-излучение в электрический сигнал. Эти показания снимает анализатор и выводит на экран компьютера в виде сложной кривой, похожей на хребет динозавра. Самые высокие пики – самое сильное, а значит, самое опасное излучение.

Практически во всех образцах спектрометр обнаружил наличие тория, калия и радия. Исключением стала почва с набережной, но о ней позже – там особая история. Калий практически безвреден. Он присутствует и в человеческом организме и играет важную роль в организации обмена веществ. Поэтому его обнаружение в пробах – не повод для беспокойства. То же самое можно сказать и о радии. Он хоть и вреден, но активность его достаточно низкая, поэтому даже превышение нормы в несколько раз для человека не опасно. Тория в пробах нашлось немного. Но все равно местами его концентрация превышает норму. «Рекордсменом» по содержанию тория в почве оказалась Терновка, район аэропорта – 62,67 беккерель на килограмм. Для сравнения, в пробах с Московской анализ показал 40,39, а с Западной Поляны – всего 6,67 беккерель. Кроме того, во всех пробах, за исключением Ахун и вокзала, обнаружились следы цезия-137 в невероятно больших концентрациях. На Московской в районе фонтана – 100 с лишним беккерель на килограмм почвы, в Арбековском лесу – 185 беккерель, а на набережной – внимание! – 1276 беккерель на килограмм. Это в несколько сотен раз больше нормы.

«По-видимому, это не что иное, как чернобыльский след, — прокомментировал нам тогда доктор физико-математических наук, доцент кафедры общей физики пензенского пединститута Олег Барсуков. – После катастрофы до нас дотянулась линия осадков, содержащих радиоактивные изотопы».

Но даже в таких концентрациях цезий-137 не представляет смертельной опасности: прогулявшись по Пензе, заработать лучевую болезнь, конечно, невозможно. Тем не менее, определенную дозу радиации получить все же можно. Накапливаясь, радиация может привести к серьезным сбоям в работе организма. К примеру, цезий способен вызывать симптомы, схожие с симптомами острой лучевой болезни — слабость, тошноту, диарею. А в критических случаях даже внутренние кровотечения (но для этого доза облучения должна быть огромной, в Пензе ее получить невозможно). Ну и вряд ли кто будет спорить с тем, территория с радиоактивными пятнами никоим образом не влияет на наше с вами здоровье.

Спасем себя сами

Впрочем, списывать все беды на одну только радиацию вряд ли правильно. Уместнее говорить о комплексном вреде, которые наносят человеку радиоактивные излучения, грязный воздух, некачественная вода и пища, вредные привычки, стрессы. Все это в совокупности и приводит к росту онкологии. Такой подход близок и пензенскому бизнесмену Олегу Тоцкому, много лет занимающемуся производством натуральных продуктов.

«В большей степени наше здоровье зависит от того, какую пищу мы едим и какую воду пьем, - считает Олег Юрьевич. – Это тяжелый труд – правильно питаться. Даже в учебниках по экономике написано, что о своём здоровье заботится всего лишь 20% населения. Остальные плывут по течению. Зная это, многие производители не гнушаются использовать дешёвое некачественное сырье, красители, консерванты, усилители вкуса и пальмовое масло взамен самого продукта. А уж если овощи росли на зараженной радиацией земле или коровы ели «радиоактивную» траву – то о здоровье потребителей таких продуктов говорить вообще не приходится.

Ситуация усугубляется тем, что после введения ТУ вместо ГОСТа продукты, в основном, производятся по техническим условиям, а проверки осуществляются только по жалобам потребителей. Поэтому спасение утопающих – по-прежнему дело самих утопающих. Нужно искать качественные продукты и интересоваться производителями, а не доверять слепо рекламе. Современное производство продуктов питания можно сравнить с химической фабрикой, поэтому есть всё подряд крайне неразумно.

Более того, я бы порекомендовал дачникам отдать на исследование почву с их участков: овощи впитывают все вредные примеси, содержащиеся в земле (в том числе и цезий).

Я, кстати говоря, тоже проводил подобные исследования. Причем, не только земли, а всей цепочки: почвы – кормов для скота – конечного продукта. Видимо, нам повезло: земли, на которых размещены наши фермы, чистые (этому есть документальное подтверждение). Цезий и торий в пределах допустимой концентрации. Но я знаю, что далеко не вся территория региона настолько благополучна. Поэтому, конечно, нужно серьезно заниматься исследованиями, мониторить окружающую среду, искать причины возникновения онкозаболеваний, а не только строить новые корпуса больниц. Нужно бороться с причиной, а мы сейчас воюем с последствиями».

Мнение эксперта

Кандидат физико-математических наук, заведующий кафедрой общей физики Пензенского государственного университета Алексей Казаков:

«Последних данных по радиологической обстановке у нас нет, но с момента проведения журналистского эксперимента мало что изменилось.

Мы готовы и дальше заниматься исследованиями в этой области, но нам не хватает персонала. Радиологические изыскания осуществляла небольшая группа энтузиастов, работавших исключительно за идею. При том, что полезность этих исследований не вызывает сомнений. Несколько лет назад мы вместе с Олегом Александровичем Барсуковым вели такой проект. Его спонсировала группа местных бизнесменов. Но года три назад финансирование прекратилось – ведь вложения должны давать результаты и желательно финансовые. Мы обращались в правительство с предложением создать в городе постоянно действующую лабораторию, которая мониторила бы обстановку каждый день. Увы, там к нашему предложению не прислушались, финансирование не выделили. Проект так и остался на бумаге».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. На сколько вырастут пенсии с 1 апреля 2019 года?
  2. Как и где в Пензе можно получить компенсацию расходов на оплату отопления?
  3. Как пензенцы называли детей в 2018 году?